Форум » Брызги шампанского » Вместе навсегда - неужели еще есть такая любовь? » Ответить

Вместе навсегда - неужели еще есть такая любовь?

Шанді: Стас как обычно после школы шел домой по парку. Он любил это место. Здесь было очень красиво. Особенно по вечерам. Он шел и наслаждался шуршание листьев, солнечным светом… День выдался трудным. В школе завалили на контрольной. Да и вообще мутный денек. Стас пришел домой, кинул сумку, взял плеер и пошел в парк к реке. У него было свое местечко, где его никто не найдет. Он любил сидеть здесь один и просто думать…о себе, о жизни, о любви. Он в нее не так уж и верил. Бывшая девушка его предала. Он включил плеер. Играла его любимая Альтернатива. Парень смотрел на реку. Она была большой, вольной и красивой. Он хотел так же, как речка бежать куда-нибудь далеко от этого города и людей. Он просидел здесь до вечера, садилось солнце, и на поверхности воды появилась красная дорожка от лучей. Пора было идти домой. Показался мост. Стас шел медленно. На город уже опустилась ранняя ночь. Светили фонари. Ему показалось, что на перилах моста кто-то сидит. Это была девушка. Она сидела лицом к реке, свесив ноги на ту сторону. Стас тихо подошел, чтобы не испугать ее. — Правда, красивые звезды? Парень удивился, как она его заметила не оборачиваясь. — Да. Очень красивые. Она молчала. — А что ты тут делаешь так позно? –спросил он. — Гуляю…сегодня хорошая погода. Девушка сидела очень грустная, опустив глаза. — Я тебя здесь раньше не видел. — Я тут иногда бываю. — Может быть, спустишься сюда? И он не дождавшись ее ответа нежно и осторожно снял ее. Стас увидел ее красивое лицо. Она была похожа на ангела. Светлые волосы, голубые глаза. Но весь вид портили слезы… — Ты плачешь? — Нет. – и она отвернулась. Он повернул ее лицо к себе и убрал волосы с лица. — Кто же обидел такую красавицу? — Никто. Все нормально. Они стояли и смотрели на речку. — Хочешь, я тебя провожу домой? — Да, спасибо. Всю дорогу они молчали. Он любовался ею и не мог отвести взгляд. Когда они подошли к дому он сказал: — Меня зовут Стас. — Аня — Красивое имя, как и ты. — Ну, мне пора — Мы увидимся еще? — Может быть. И она ушла. Стас думал только о ней. Перед глазами был ее образ: невинные глаза, длинные шелковистые волосы, голос, такой нежный и приятный…Он хотел увидеть ее снова. Каждый день он приходил на тот мост, но ее там не было. Но парень верил и ждал, что они встретятся вновь. Младшая сестра Стаса, Алинка, лежала в больнице. Она простудилась, когда они всей семьей ездили на дачу. Стас как-то раз пришел навестить ее. Раньше он не особенно любил посещать это место. В лифте он увидел ту девушку, Аню. В сердце что-то екнуло. Он не ожидал увидеть ее здесь. Но что Аня тут делает? -Привет, Ань! — Привет — А я тебя искал Последовало молчание. — А что ты тут делаешь? — Я…я на проверку – незная, что ответить, сказала она. — Может быть встретимся на том мосту? — спросил Стас с легкой улыбкой. — Нам не нужно встречаться – ответила она сухим голосом. — У тебя есть парень? — Нет. Не в этом дело – и она вышла на этаже. Стас увидел вывеску : «Раковые больные». Он все понял, и это привело его в состояние шока. Парень не мог поверить в это. Вечером, прогуливаясь по парку, он думал о ней. Ему так хотелось ей помочь…Но чем? Стас твердо решил, что завтра снова сходит в больницу. После школы он сказал маме, что пойдет к Алинке. Поднимаясь в лифте, он повторял, то, что хотел ей сказать. Стас волновался, сам не понимая почему. Аня понравилась ему, хотя они и не были близко знакомы. Стас нашел ее у окна. Аня сидела и смотрела на дождь. Увидев ее, он не мог вымолвить и одного слова. После недолгого молчания Аня тихо сказала, не оборачиваясь: — Привет. — Привет – немного оживился парень. — Зачем ты пришел? — Я скучал по тебе Она молчала — Я думаю только о тебе. Он подошел к ней и взял ее руку. — Я же просила: не нужно приходить сюда. — Но ты нужна мне — Мы не можем быть вместе. Ты же все понимаешь! – на ее глазах навернулись слезы. — Я тебя не брошу. Я помогу тебе. Все будет хорошо. Мне уже ничто не поможет – по ее щеке скатилась слеза. — Это не правда. Я обещаю, все будет хорошо — Уходи! — Нет. Ты забрала частичку моего сердца — Я не хочу, чтобы ты страдал. – и она убежала прочь. В комнате она долго плакала. Ведь он ей тоже понравился. В голове возникали вопросы: Почему я? Почему именно эта болезнь? Стас еще несколько минут стоял на месте, незная что делать дальше. Дни шла впустую. Стасу не хватало ее, не хватало этого ангела. Он приходил к ней, но она не обращала на него внимания. А он мечтал, как они будут вместе, когда это закончиться. Они будут проводить каждый день вместе, не отпуская друг друга из своих объятий… А тем временем болезнь развивалась. В последнее время Ане стало хуже. Стас услышал разговор врачей: — Нужна срочная операция. — Как думаете, она удачно пройдет? Девочка выживет? — Я не буду ничего утверждать. Но будем надеяться на лучшее. Парень немедленно решил найти Аню. Она сидела в комнате и читала книгу. Он подбежал к ней и обнял крепко, как-будто они знакомы целую вечность. — Ань, я хочу, чтоб ты знала: Я люблю тебя! Я всегда буду рядом с тобой. Он уже хотел уйти, но она его остановила: — Стой, Стас. Я тоже тебя люблю! И они слились в первом поцелуе. Он унес их высоко над землей. Они не хотели расставаться. Каждый день они проводили вместе. Они гуляли по мосту, в парке. Стас показал ей свое любимое место, и там они просидели до глубокого вечера. Это были самые волшебные дни в их жизни. Но подошел срок операции. Аня очень волновалась. -Аня, все будет хорошо. Я уверен — Да, наверно – улыбнулась она. Стас поцеловал Аню, и она ушла. Операция шла долго. Стас ждал ее. Он был готов отдать все, чтобы все прошла удачно. Наконец – вышел доктор: — Как она? С ней все хорошо? — Сейчас я ничего не могу сказать. Ее перевели в реанимацию. Мы будем наблюдать за ней. Стасу разрешили быть с ней рядом. Он быстро пошел к ней. Аня была буз сознания, под капельницей. — Что же с тобой сделали… Так прошли сутки. Стас не отходил от нее не на шаг. Она все не приходила в сознание. Волнение все увеличивалось. Что-то пошло не так. Врачи не могли ничего сделать. Через неделю…Ане стало еще хуже. Стаса отправляли домой, но он не уходил. Его попросили выйти. Врачи суетились около Ани. Парню стало страшно за нее. В тот вечер Аня пережила клиническую смерть. Вскоре она пришла в сознание на несколько часов. Она открыла глаза, и увидев Стаса, слабо улыбнулась. Он поцеловал ее. — Стас, наши дороги скоро разойдутся. Я хочу, чтоб ты знал, что Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! — Что ты говоришь? Все будет хорошо. Ты поправишься. И мы будем вместе. — Я чувствую, что мой путь закончен. Я тебя не забуду. — Не говори так. Мы поженимся, и у нас будет много детишек… Аня заплакала. Ей так хотелось, чтоб это было правдой. — Нет. Мне пора. — Как я буду без тебя? Ты нужна мне. — Я хочу, чтоб ты был счастлив. Он крепко поцеловал и обнял ее. Через 10 минут она потеряла сознание. В тот же вечер она умерла. Она ушла из жизни, а он не верил в это. Она оставила его в этом мире одного. Как жить дальше? Что делать? На похоронах Стас не отходил от ее гроба. Он целовал ее безжизненные руки. Слезы катились сами по себе. Он так хотел быть с ней, снова увидеть ее добрые глаза, услышать нежный голос, почувствовать сладость губ, биение сердца… В тот же день он пошел на мост, где они познакомились, и спрыгнул вниз. Последним, что услышали прохожие, было имя девушки: «АНЯ, Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! Я БУДУ РЯДОМ!»

Ответов - 220, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Шанді: Мой ребенок будет жить! История о несчастливой любви и семейной традиции Даже не думай, — сказала мама, — не захотел, ну и ладно. Что ж теперь, губить из-за него хорошую девочку? Успокойся, ты должна родить здорового ребёнка… Родительница, учёная дама со стажем, сложила губы в суровую полуулыбку, вскинула подбородок. В обширный ворот ночной рубашки виднелось моё изменившееся тело: налитая грудь в голубоватых прожилках вен, пока ещё маленький тугой живот. Словно не веря, что отныне это всё только моё и больше никем не востребовано, я сильнее распахнула ворот, взглянула сверху вниз: - Мам, а с этим что делать? Мамочка, как я одна-то?.. И я уже приготовилась рухнуть на постель, уткнуться носом в ситцевые наволочки, чтобы порыдать вдосталь, как пара горячих ладоней легла на мой живот. - Почему одна, дочь? Ведь я есть. Между прочим, тоже без помощи тебя поднимала, и ничего, вон какую принцессу крови вырастила. Ну, пойдём чай пить? От неожиданности рыдать перехотелось. До этого проявление материнской нежности заключалось лишь в словах: «Дочь, завтрак на столе, иди, пока не остыло!» И не думала, что моя учёная мама может быть ласковой. - То, что вы не женаты официально, не важно, — ко второй чашке чая маминым оптимизмом можно было обогревать посёлок городского типа. – Нам ведь ничего от него не надо, да, дочь? Никаких алиментов, отчество дедово дадим, фамилию нашу… Я хмуро возила ложкой в чашке: не хочу изображать лживый восторг, мол, «главное, ребёнок, а счастье приложится!» Ведь не рассчитывала, что фамилию и имя будем давать мы с мамой. Деликатные обстоятельства … Он был словно оголённый нерв, человек без кожи. Переминался в стоптанных ботинках у деканата, с надеждой смотрел на снующих туда-сюда барышень: - Девушка, вы здесь работаете?.. Мне бы «бегунок» выписать. Те испуганно шарахались: они — обычные студентки, в пору сессии деканат для всех становится домом родным — мы, законные обитательницы деканата, обретаем всемогущество. А представьте, что обитательница – ещё и умница, хохотушка и, главное, дочь местной профессорши. Я снисходительно кивнула: - Новенький? Заочник? Откуда перевёлся? Он благодарно метнулся, протянул зачётку. - Куда направление выписывать? - К преподавателю… - Понятно, — подавила улыбку я, — к какому? - Ну, седой такой, мужчина в возрасте, — парень совсем растерялся, казалось, ещё чуть-чуть и всхлипнет. - Что читал? Какую дисциплину, на каком курсе?.. … Через час Лёшка мчался с зачёткой к Морозову – живой легенде института, который вечно забывал, что он читает «Основы бухучёта» — раз, и два – путался в аудиториях, отыскивался дай Бог к середине лекции. А через полтора часа я сбежала домой пораньше: привести себя в порядок перед свиданием… Сейчас и вспоминать смешно: синтетическое платье, сидевшее гусеничкой на фигуре, белые туфли из кожзама, чёлка «крышей», хрустящая от лака — в том 94-м году я была просто принцессой… Через год я была круглой дурой, потерявшей голову от любви. А Лёшка снова был оголённым нервом: - Ну, может, что-нибудь можно придумать? Ведь я только устроился в этот банк, только стал Алексеем Михайловичем называться. Не время сейчас… - Лёшенька, ну что можно придумать? Врач говорит, нельзя первую беременность прерывать, без детей останусь… Мы час сидели в институтском кафе, чашка кофе перед ним, стаканчик минералки передо мной. А потом я поплелась в кабинет мамы – сказать, что ближайшем будущем у нас ожидается младенец. Мама поздравила и предупредила, что задержится вечером – ей ещё с дипломниками работать… - А муж-то и отец будет? – спросила она вечером. - Кажется, нет, — покраснела я. - Молодой он ещё, — резюмировала мама, — может, одумается и поймёт, а нет – и не надо. Значит, дочь, ты пошла по моим стопам и выбрала талантливого, но совершенно непригодного для семьи кавалера. Ничего, моя хорошая, от таких получаются замечательные детки… В положенное время мы узнали: будет девочка. «Принцесса крови», — улыбнулась мама. «Безотцовщина», — вздохнула я. - Мам, а может, ещё не поздно к доктору обратиться? Ну, чтобы всё закончилось, — в один из тоскливых дней я с отчаяния захотела выйти из игры. - Даже не думай, — сказала мама, а дальше вы знаете… Алексей Михайлович даже явился к роддому в день выписки. Зря: нас с маленькой встречали мамины ученики и коллеги. И я тогда подумала: «Пусть у неё всё сложится по-другому, пусть её никогда никто не бросит, пусть она выбирает, с кем быть и кого любить, ведь принцесса же!..» Дочки-матери - Мам, ну давай скорую вызовем, она плачет и плачет! - Доченька, это обычное дело, у Катеньки зубки режутся, давай малышку мне, а сама поспи немного. Голова на подушку, прежде чем уснуть мертвецки, слышу добродушное ворчание: «Ну, кто у нас не принцесса, а настоящая разбойница? А ну-ка, держи колечко резиновое, мусоль его зубами…» Тихая колыбельная, дежурная мысль: «Господи, когда мы вырастем?». Сон… - Мам, смотри скорее, Катька первый шаг сделала, ну, иди же! - Не Катька, а Катенька, Катьки банду на дело ведут, а у нас Екатеринушка растёт, может, и не царица, но точно принцесса! Ну, крошка, давай ещё шажок до бабушки… … Вечером, перед сном колыбельная в моём исполнении, диалог с бабушкой: - Мам, а Катька у нас не поздно пошла? - Господь с тобой, почему «поздно»? Год и месяц, самое время! Зато не ползала перед этим, сразу по-человечески на ноги встала, гордой царской поступью… Погоди, Ирина Кирилловна звонит, сейчас отвечу. Ой, Ирина Кирилловна, миленькая, ей-богу мне не до вашей статьи и не до тезисов, у меня внучка пошла!.. Да-да, спасибо за поздравления, ночью обязательно посмотрю, утром дам замечания… Утром она спит за столом, в кроватке уверенно стоит Екатерина, вместо скипетра — погремушка, взамен державы — мячик. М-да, интересно, как наша бабушка объяснит коллеге, что в плане тезисов и замечаний она ни в зуб ногой?.. - Мам, Катя в садике опять плакала! Второй день уже плачет! - Господи, дочь, ну ты как маленькая. Она же второй раз только в садик пошла, конечно, у человека психотравма! В три года отдали чужим людям и хотят, чтобы ребёнок радовался. Ну, Катюшка, иди к бабушке, сейчас поужинаем и гулять пойдём… - Мам, как время-то летит, наша девочка уже в первый класс идёт… - Сама об этом думаю, давно ль принцессу из роддома принесли в конверте с розовым бантом?.. - Мама, бабушка, скорее идите смотреть, какая у вас Катенька красавица!.. По наследству Екатерина у нас и впрямь красавица. Копна русых густых волос, тонкий девичий стан, беззащитные коленки, хрупкие ключицы, взгляд то с лукавой искоркой, то с поволокой – в зависимости от настроения. Так что, Алексей Михайлович, где бы ты ни был, огромное тебе спасибо за дочь, не хотел, а отдал мне самое лучшее. Правда, это «самое лучшее» в последний год добавляет нам с бабушкой седых волос: мальчики проходу не дают, а сероглазой чертовке такое внимание весьма по душе. Особенно нас донимает Вовка: создание гениальное и невыносимое. Он звонит на домашний номер, атакует по мобильному, осаждает онлайн-сообщениями, звонит в дверь и зовёт Катю на прогулку. Бабушка, прямая, с величавой посадкой головы, увенчанной пучком, авторитетно роняет в трубку: - Юноша, сейчас Катенька с репетитором занимается английским, позвоните позже… Когда Вовка стоит на пороге, она вежливо улыбается: - Молодой человек, Катенька занята, извините… А вечерами мы на два голоса распекаем наследницу: - И что ты в этом Вовке нашла, ну ведь не пара же!.. По глазам видно, что чертяка! - Бабушка, мама, ну что вы говорите! Он умный и талантливый! - Вот этого и боимся! – взвиваюсь до потолка я. – У нас в третьем поколении попадаются не в меру умные и талантливые мужчины, именно поэтому женщины становятся сильными и выносливыми. Катенька, ведь есть же Игорь, Антоша, Шурик Савельев – мальчики из хороших семей, спокойные и воспитанные. Почему обязательно нужен демон, который раскатывает на мотоцикле и носит длинные волосы?.. Тут встревает бабушка: - Ну, кстати, я нахожу Володины кудри весьма пикантными… - Мама, не вмешивайся, всё воспитание на корню рубишь!.. Вечером Катька выпархивает из подъезда, чмокает в щёчку Вовку, оба аж искрят от радости. Я с мучительным стоном прислоняюсь к окну. Ведь есть же прилично одетые мальчики, в человеческих туфлях и брюках нормального фасона. Нет же, надо было выбрать этого! Джинсы в облипочку, футболка с надписями, которые и читать страшно, всклокоченные волосы, дурацкие очки… - Надо же, мальчик, видимо, плохо видит, посмотри, какие большие стёкла, — сокрушается бабушка. - Не факт, мама, они сейчас все в очках с простыми стёклами, у них это считается стильно, — бубню я. - Хм, а я-то думала, что пошло поколение близоруких детей, половина студентов очкарики, — хмыкает мама, мы смеёмся. - Ну, чаю?.. … — Нет, мам, объясни мне, почему она выбрала именно его? – возмущённо кусаю печеньку. – Ведь есть другие, румяные и причёсанные, а её на этом перемкнуло. Ну, почему? - Потому что он оголённый нерв, талантливый эмоциональный ребёнок. Ей с ним весело и интересно. Потому что такими были её дед и отец – дико обаятельные гениальные голодранцы. А Катенька – принцесса крови, плоть от плоти. Чего ты хотела, мамаша? Я передала эту любовь тебе, ты – по наследству ей, молодец, всё сделала основательно и ответственно. И вообще хватит переживать, если что, одна не останется, у неё мы есть… Доченька, разве я покупала только с вишнёвой начинкой? Тут же где-то трубочки с карамелью и цитрусом были… В оконном стекле отражается картина: две дамы чинно пьют чай, разговор плавно перетекает к работе, коллегам, затем в ход идут общие знакомые, капризы погоды и выкрутасы соседей. А знаете, семейные традиции – это не так уж и плохо.

Шанді: Дорогие мои старики… Трогательная история, которая задела меня за живое — судите сами… По соседству живет старушка. Муж её умер пять лет назад, а года два назад её дочка вместе со своим мужем и двумя маленькими детьми попали в аварию, разбились. Когда я возвращалась из школы, на двери подъезда было объявление, написанное от руки: «Потеряла 100 рублей, кто найдёт — верните, пожалуйста, в квартиру 76, пенсия маленькая, хлеб не на что купить». В 76 квартире жила та старушка. Я достала из кошелька 100 рублей и поднялась на 5 этаж. Когда я отдала старушке деньги, она заплакала: «Ты уже двенадцатый человек, который принёс мне деньги. Спасибо.» Я улыбнулась и уже подошла к лифту, когда бабушка сказала мне: «Доченька, сорви объявление с двери, его не я писала». Старушка стояла и плакала. Доброта и сочувствие людей дает мне надежду. Тронула за душу история?

Жожоба: Шанди, спасибо за истории! Тронули душу, возвращают в реальный мир, слёзы сами бегут! А фото..... эти печальные, бесконечно добрые и самые мудрые глаза... это взгляд всех наших бабушек и мам, которые уже тоже стали бабушками... Нужно почаще говорить им, как мы их любим, как они нам нужны, что мы помним о них и не оставим в одиночестве! Ещё раз- СПАСИБО!


Шанді: Жожоба пишет: Ещё раз- СПАСИБО! Спасибочки, вы тоже если знаете из жизни ,или найдете на просторах инета душещипающие рассказы-присоединяйтесь. Как хорошо и полезно время от времени уйти в мир воспоминаний и памяти )))

Шанді: Расплата за преданность Не давайте волю гневу, не совершайте необдуманных поступков сгоряча, иначе можно сделать такое, с чем потом невозможно будет жить… Чтобы не чувствовать себя одинокими, муж и жена приобрели щенка немецкой овчарки. Они любили его и заботились о нем, как о собственном сыне. Щенок вырос и превратился в большого, красивого, умного пса и не раз спасал хозяйское имущество от воров, был верным, преданным, любил и защищал своих хозяев. Через семь лет после того, как супруги взяли собаку, у них родился долгожданный ребенок. Муж с женой были счастливы, малыш занимал почти все их время, а псу не доставалось почти ни капли внимания. Собака почувствовала себя ненужной и стала ревновать ребенка к хозяевам. Как-то раз родители оставили спящего сына в доме, а сами на террасе занимались приготовлениями к барбекю. Когда они пошли проведать ребенка, из детской вышел пес. Его пасть была окровавленной, и он довольно вилял хвостом. Отец ребенка предположил самое худшее, схватил оружие и тут же убил собаку. Затем вбежал в детскую и на полу, у колыбели сына, увидел огромную обезглавленную крысу. «Я убил своего верного пса!» — сказал мужчина, сдерживая слезы… Как часто сгоряча мы можем совершить непоправимые трагические ошибки…

Шанді: Очень грустная история…. В больнице в одной палате лежали два тяжело больных человека. Один лежал у окна, а кровать другого располагалась у двери. — Что там видно в окне? — как-то спросил тот, что лежал у двери. — О! — оживился первый. — Я вижу небо, облака, напоминающие зверюшек, озеро и лес вдалеке… Каждый день лежащий у окна рассказывал своему соседу о том, что происходит за окном. Он видел лодку, рыбаков с огромным уловом, детей, играющих на берегу, юных любовников, держащихся за руки и не сводящих друг с друга сияющих глаз. В то время как он наблюдал все эти удивительные события за окном, его соседа мучила глухая злоба. «Это несправедливо, — думал он. — За какие такие заслуги его уложили у окна, а не меня, и я могу лицезреть только дверь с облупившейся краской, в то время как он любуется видом из окна?» Однажды, лежащий у окна сильно закашлялся и стал задыхаться. Он пытался дотянуться до кнопки вызова медсестры, но у него не было сил, потому что он содрогался от кашля. Сосед наблюдал за происходящим. Ему ничего не стоило нажать на свою кнопку, но он этого не сделал. Через некоторое время первый затих и вытянулся на своей постели. Когда его унесли, сосед попросил медсестру, чтобы его переложили к окну. Медсестра выполнила просьбу больного, перестелила его постель, помогла ему перелечь на противоположную кровать и, убедившись, что больному удобно, направилась к двери. Вдруг её остановил удивлённый возглас больного: — Как же так! Это окно выходит на глухую серую стену! Но тот, кто умер, рассказывал мне, что видел лес, озеро, облака, людей… Как же он мог всё это видеть из этого окна? Медсестра печально улыбнулась: — Он вообще не мог ничего видеть; ваш покойный сосед был слепым. — Но зачем же он?… Зачем же он рассказывала мне всё это? — Он, видимо, просто хотел вас немного приободрить…

Misha: Шанди, очень трогательные истории. жаль, что людская зависть и злоба делает нас слепыми и жестокими.

Шанді: Misha пишет: жаль, что людская зависть и злоба делает нас слепыми и жестокими.

Шанді: Он сказал: "Мне нравятся многие женщины, Я не могу быть только с одной". Она улыбнулась в ответ. Он сказал: "Я сам по себе, Я свободен и никому ничего не должен". Она закурила и опустила глаза. Он сказал: "Мне нравятся женщины, которые понимают меня, и ценят мою свободу". Она ухмыльнулась и выдохнула струйку дыма. Он сказал: "Давай проведем хорошо время, ты мне нравишься". Она затушила сигарету и посмотрела ему в глаза. Он понял, что она не возражает. Он спросил: "У тебя, наверное, было много мужчин?" Она обняла его и сильнее прижалась к нему. Он спросил: "Тебе хорошо со мной?" Она закрыла глаза и поцеловала его. Уходя утром, он сказал: "Все было здорово, только давай это останется между нами". Она протянула руку и смахнула невидимую пылинку с его плеча. Он сказал: "Я как-нибудь тебе позвоню". Она кивнула и захлопнула дверь. Он позвонил вечером того же дня. Её не было дома. Он дозвонился ей на сотовый только поздней ночью. Она позволила приехать только через неделю." Он спросил:"Ну, как ты развлекалась без меня?" Она улыбнулась и предложила ему кофе. Он звонил ей почти каждый день. Она иногда просто не поднимала трубку. Он приезжал к ней, когда она разрешала. Она не объясняла, почему приглашения были такими редкими. Он понял, что хочет быть только с ней. Он нервничал, когда она не отвечала на звонки. Он выходил из себя, когда узнавал, что её видели с другим. Он хотел, чтобы об их связи знали все. Она была против. Он хотел, чтобы она была только его. Он приехал к ней с огромным букетом алых роз. Она приняла цветы, но попросила больше не приезжать без приглашения. Он хотел попросить её стать его женой. Она сказала: "Я сама по себе". Он закурил, у него дрожали руки. Она сказала: "Я свободна". Ему вдруг стало холодно. Она сказала: "Я никому ничего не должна". Ему показалось, что сердце остановилось. Она сказала: "И Я не собираюсь что-либо менять".. Так бывает на самом деле!!!!!

Шанді: Счастье, когда рядом настоящий мужчина… Сутки не спала… 2 полоски… Что делать? Как теперь закончить университет? Господи, а маме с папой как сказать? Сердце в пятках и его нет рядом, как назло уехал… Так страшно… Голова распухла… Набираю номер и гудки как вечность…: -Алло, Солнышко, привет… Прости, что поздно… не могу одна больше думать… Я все-таки, наверное, беременна… Плачу… Что мы теперь будем делать? -…Привет, малыш, ты сейчас успокоешься и ляжешь спать, а завтра я приеду и мы понесем заявление в ЗАГС, а еще утром я позвоню своей маме и скажу :»Привет, Бабушка!» А назвтра он действительно приехал с оргомным букетом белых роз и здоровенным медведем … а теперь у нас замечательный малыш… который,кстати, уже кричит: «ПЛИВЕТ БАБУСЬКА!» И университет я закончила… и столько раз уже убедилась, что ничего в этой жизни не страшно, если рядом с тобой НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА!!!

fortuna: Шандi Очень добрая темка.позитивная ! В нашем жестоком мире,когда люди очерствели и озлобились,очень хочется тепла и доброты,бескорыстных друзей и просто человеческого понимания. Спасибо Вам за доброту !!!

Шанді: «Дневник памяти» (The Notebook) — романтическая драма (США), снятая по одноименному роману всемирно известного американского писателя Николаса Спаркса. "Ной — симпатичный, весёлый и просто обаятельный парень из бедной семьи; Элли — красавица, дочь богатых аристократов. Первый раз они встретились в парке аттракционов. Ной без памяти влюбляется в Элли и приглашает её на свидание, но она ему отказывает. Ной не унывает и отчаянно пытается завоевать сердце красавицы. Внезапно у Элли начинают просыпаться взаимные чувства к молодому человеку, и неожиданно она понимает, что влюбилась. Влюблённые проводят прекрасные, незабываемые дни вместе. Ной делится с Элли своей мечтой — полностью реконструировать старинный дом, который он хотел бы купить. Приходит момент, когда нужно знакомиться с родителями. Отец Ноя просто без ума от Элли, но вот её родители не одобряют Ноя, объясняя это тем, что он из бедной семьи. Элли, защищая Ноя, ссорится с родителями, а ожидающий её в другой комнате Ной слышит каждое слово. Он приходит к выводу, что если не оставит ее, то принесёт ей много проблем. Когда Элли выходит к нему, они ссорятся и расстаются, но в сердце оба очень тяжело переживают этот разрыв, так как искренне любят друг друга. На следующий день Ной узнаёт, что семья Элли переезжает. Он срывается с места, и едет к любимой, но дом уже пуст. Каждый день Ной пишет письма Элли, в которых просит прощения и говорит, что приедет к ней, где бы она ни была, но Элли не получает этих писем, их получает её мать и прячет. Спустя год Ной утратил все надежды и отправил последнее письмо. Вскоре началась Вторая мировая война, и Ной вместе с другом ушли воевать. Элли же работает медсестрой в госпитале для военных, и однажды на неё обращает внимание тяжело раненый пилот ВВС, Лон Хэммонд-младший. После выхода из больницы, они начинают встречаться, и Лон делает Элли предложение. Девушка соглашается, чему очень рады её родители, так как новый избранник Элли очень богат, но, несмотря на то, что прошло уже много лет, Элли до сих пор вспоминает Ноя. Заканчивается война, Ной возвращается с фронта. Однажды он видит на улице Элли и бежит за ней, но она с другим мужчиной, они смеются и держатся за руки. Ной понимает, что потерял любимую, и осуществляет свою мечту — полностью реставрирует свой старый 200-летний дом, в надежде, что рано или поздно Элли приедет сюда, ведь она бывала в этом доме, когда они с Ноем встречались. Когда ремонт заканчивается, Ной фотографируется около дома после чего выставляет его на продажу, однако сколько бы денег ему не предлагали, он их не берёт. По ночам Ной проводит время с вдовой из соседнего городка. Девушка искренне любит Ноя, но видит, что чувства не взаимны. Накануне свадьбы Элли попадает в руки газета, на первой странице которой присутствует фотография Ноя на фоне отреставрированного особняка. Девушка падает в обморок, а очнувшись, едет к Ною проведать его «как друга». Ной рад её приезду, они беседуют как старые друзья и не более. Выясняется, что с момента их расставания прошло 7 лет. Ной предлагает покататься на лодке. Во время прогулки по озеру начинается сильный дождь. Элли упрекает Ноя в том, что он ей не писал, ведь она до сих пор его любит, на что Ной отвечает что написал ей 365 писем, после чего целует Элли и они проводят вместе страстную ночь. Проснувшись утром, Элли замечает, что Ной до сих пор такой же романтик. Он приготовил ей сюрприз — мольберт для рисования, путь к которому выложил стрелочками. Элли грустит, так как им придётся расстаться, ведь она выходит замуж. Неожиданно туда приезжает её мать. Мать предлагает Элли прокатиться и показывает ей незнакомого мужчину. Рассказывает Элли, что в этого мужчину она была влюблена в юности. Но ее родители запретили ей с ним видеться, так как ее родители-аристократы были против. Мама признаётся Элли, что все письма, присланные Ноем, у неё, и отдаёт дочери стопку этих писем и говорит Элли, чтобы та сделала правильный выбор. Элли в отчаянии, она не знает, как ей поступить. Она решается поговорить с женихом, и тот даёт ей право сделать выбор самой. Элли выбирает Ноя и переезжает к нему жить. Из рассказанной истории становится ясно, что эти мужчина и женщина из дома престарелых и есть Ной и Элли. Оказывается, когда Элли вернулась к Ною, они поженились, и Элли родила троих детей (которые в перерыве между прочтением истории навещают их и просят Ноя вернуться домой, на что он отвечает, что никогда не оставит их маму). Выясняется, что у Элли болезнь Альцгеймера, и когда она об этом узнала, то записала их с Ноем историю в эту самую книжку, которую он ей сейчас и читает. С возрастом болезнь прогрессировала, и она стала всё больше забывать Ноя и их историю, и вспоминала её лишь в редкие моменты. Ной всё это время находится рядом с ней и пытается помочь ей вспомнить всё. В один из моментов, когда Элли вспоминает, они с Ноем ужинают вместе, вспоминают молодость, но неожиданно Элли вновь всё забывает и отталкивает от себя Ноя. Санитары забирают её, Ною внезапно становится плохо, но вскоре он приходит в себя. Придя ночью в палату к Элли, он видит, что она не спит. Элли вновь всё вспоминает и спрашивает Ноя, верит ли он, что их любовь настолько сильна, что они смогут даже умереть вместе. Ной отвечает «Да», ложится рядом с ней, берёт за руку и целует в последний раз. Последняя сцена показывает медсестру, которая, войдя в палату, видит лежащих вместе Ноя и Элли. Они держатся за руки и уже никогда не проснутся…

Дужак: Шанді Ирина , спасибо за прекрасную тему !

Шанді: Дужак Оксаночка, рада ,что вам нравится ))) Буду продолжать и радовать вас всех новыми жизненными историями )))

Шанді: Удивительная история любви и верности Иногда в нашей жизни происходят такие события, в которые трудно поверить. Если бы по мотивам истории, которую я хочу рассказать сняли фильм, многие сказали бы: "Вот навыдумывали! Все в кучу собрали! Такого не бывает!" Эту историю "раскопала" моя коллега, журналист Лена Попова. Я же хочу пересказать эту удивительную, невероятную и трогательную историю любви. Иван Степанович Фомичёв родился во Фроловском районе. Когда началась война, он, как и многие подростки попросился на фронт – взяли. Несколько ранений, боевые награды - и все это в 17 лет. Я смотрю на своего сына, которому 17, в голове мальчишеский бардак, компьютерные игры, девчонки, щебечущие в телефонную трубку....Какие разные мальчики сегодняшнего дня и мальчишки военных лет. Пусть нашим мальчикам не достанутся лихолетья войны! Иван Фомичев попал в госпиталь в 1945, там он и познакомился с молоденькой медсестрой Наташей. Закрутился роман длинною в два месяца. Любовь настолько закружила молодых людей, что уезжая на фронт, Иван оставлял не просто любимую девушку, а девушку, ждущую от него ребенка. Клятвы верности, обещания выжить и вернутся к своей Наталке. Потом были письма, полные нежности и признаний в любви. И вдруг письма оборвались. Уже отгремели праздничные салюты, уже родилась дочь Анечка, уже вернулись с фронта все, кто остался в живых. Писем все не было. На многочисленные запросы приходил один ответ: " в списках не значится". Друзья и близкие говорили: "Брось, забудь! Мало ли по молодости ошибок. Подумаешь два месяца знакомства!" Но Наташа не теряла надежды. Одного за другим она выпроваживала из дома женихов, которые приходили свататься. Видная, статная , красивая, молодая девушка пользовалась вниманием мужчин и подруги откровенно не понимали ее: "Зачем сидеть затворницей? Разве такое сейчас время чтобы в мужиках копаться? " На очередной запрос Наташа получила ответ: " Иван Степанович Фомичёв погиб в одном из боёв под городом Бервальд". Шли годы. Росла дочь. Но Наташа продолжала хранить верность тому единственному человеку, которого когда то подарила ей судьба. "Ванечка не одобрил бы, если у Ани будет отчим" - говорила она всем. Так прошла жизнь. Дочь вышла замуж и родила сына. Она всегда с трепетом относилась к рассказам матери об отце, хотя в душе и не понимала, как можно хранить верность человеку, которого знала лишь два месяца? Наташе исполнилось 80 лет, на юбилей собрались родственники и друзья семьи. "Мне приснился сон! - вдруг сказала именинница - Будто стоит мой Ванечка на берегу реки. А я – на другом берегу. И говорит он мне, ласково так: « Наташенька, ты не верь никому, я живой. Я люблю тебя»". За столом воцарилась тишина. Неужели рассудок оставил старого человека? И вдруг дочь Аня четко сказала: "Я найду могилу отца, мы сделаем запрос и все узнаем?" Начались поиски: письма, запросы, сбор документов. Удивительно, но и родственники включились в поиск. Не получив вразумительных ответов, всем миром собрали Ане денег на поездку в Бервальд, ведь по документам именно там погиб Иван. Стоя возле братской могилы в Германии, Аня искала в списке фамилий фамилию отца, но ее не было. Конечно, Ивана могли похоронить и как неизвестного солдата, но откуда тогда сведения о его гибели в Бервальде? В Германии Аня вышла на поисковую группу, которая занимается поиском солдат, погибших в ВОВ. С помощью этой группы, а так же посольств двух стран Аня, наконец, нашла могилу отца. Ответ был таков: "Человек с именем Иван Фомичёв похоронен в городе Свентошув на территории Польши". Но! Похоронен полгода назад! Аня едет в Польшу. К своей любимой Наташе Иван не доехал. Поезд, в котором он ехал в предвкушении встречи, попал на заминированные немцами пути. Чуть живой Иван Степанович попал в польский госпиталь, где его практически собирали по частям в течении нескольких месяцев. Потом тяжёлый период восстановления и возвращения к нормальной жизни. Почему не дал о себе знать, не вернулся на родину? Кто теперь ответит? Да и осуждать мы права не имеем, потому что не жили тогда, не испытали всего ужаса тех времён. Вероятно, был страх попасть в лагеря на родине. Кто теперь знает? Через несколько лет Иван женился, у него родились дети. Он всю жизнь прожил в Польше. Когда он умер, его дети нашли большую коробку с письмами, которые он всю жизнь писал своей Наташе. Несмотря на возраст, Наташа приехала на могилу к своему Ванечке. Оглядевшись по сторонам она сказала: "Именно это место я много раз видела во сне". Она стояла возле могилы и тихо плакала. "Теперь я знаю, что ему хорошо! Теперь и мне можно умирать спокойно" Она умерла через несколько дней на территории Польши. Родственники с Польской и Российской стороны добились разрешения властей похоронить Наталью Николаевну на территории Польского государства, рядом с могилой Ивана Степановича Фомичёва. Теперь они рядом – два любящих сердца, разлучённых страшными событиями прошлых лет. Наконец – то рядом.

Шанді: Зацепило. Я жил с ней месяц. Когда мы переехали в новую квартиру, она в порыве подбежала к холодной стене и прижалась к ней щекой. "Ну, наконец-то, дома'' - слетело с её губ. Она была ещё совсем девочка - училась на четвертом курсе. Ночью засыпала над листками прямо на столе. Каждое утро я находил её на кухне - она всегда смотрела в окно - растрепанная, светлая, живая.. Мы вместе варили кофе, а потом я убегал на работу, зная, что она будет ждать даже до поздна, не ложась спать, пока я не приду. Однажды мне пришлось отключить телефон, а с работы я вернулся позже, чем обычно, только у подъезда, догадавшись, что забыл включить мобильный. "С ума сходит..'' - мелькнуло в голове, когда я пулей влетел на пятый этаж. Руки тряслись, не давая ключу открыть дверь. Мне было страшно за неё. По настоящему страшно. Свет был выключен. Все комнаты были тёмные. Я вбежал в нашу спальню. Она лежала на полу. Видимо, уснула от усталости, в моей футболке, в тёплых носках, поджав под себя ноги. В правой руке она всё еще крепко сжимала телефонную трубку, а рядом с ней валялся справочник всех спасательных служб. Именно тогда я понял, что действительно люблю её.

Шанді: Собака - ангел-хранитель маленькой девочки Меган . Собака по кличке Лилибель в семье Вейнгарт не просто домашний питомец. Она – ангел-хранитель маленькой девочки Меган, страдающей от редкого заболевания. Трепетные, безграничные чувства между детьми и домашними животными устанавливаются достаточно часто. Детям нравится ухаживать за питомцами, играть с ними. Животные отвечают маленьким хозяевам благодарной верностью. Однако о дружбе семилетней Меган Вейнгарт из Саванны (штат Джорджия, США) и ее собаке по кличке Лилибель уже говорят по всему миру на разных языках. Девочка больна редким генетическим заболеванием: у Меган крайняя форма пищевой аллергии. В сущности, ее может убить даже маленький орех миндаля или арахиса, который спровоцирует проявление анафилактического шока. Лилибель ежедневно обнюхивает каждое блюдо Меган и если обоняние подсказывает ей, что в нем содержатся хоть малейшие следы орехов, собака подает знак, чем спасает ей жизнь. Лилибель так привязана к своей хозяйке, что не отходит от нее ни на шаг. Даже когда девочка отправляется на очередной курс лечения, четвероногий друг сопровождает свою хозяйку и преданно живет вместе с ней в больничной палате.

Шанді: История одной собаки День! Лето! Солнце! Бегу по травке! Веселья запах! Любви! И ласки! Играем в мячик! От счастья лаю! Какая радость! Мой дом! Хозяин! Ошейник. Миска. Собачье счастье… И кость к десерту. Прогулка. Мячик. Бродяжек стая. Мы гордо – мимо... Слил поводок нас… как пуповина. Команды знаю. Я всё умею. Я горд! Я счастлив... Расту. Взрослею… Зима… Дорога… всё в лес… Машина… Снег… Ель… Верёвка… как пуповина… Шаги… Всё дальше… Хвостом виляю… Один… Привязан… Всё… Наигрались… Я жду… Вернётся… Так не бывает! Пурга… Чертовка! Как зверь рыдает… Скулю… Нет, лаю… Нет, громко вою… Где ты, хозяин?! Вернись за мною! Грызу верёвку… Иду по следу… Машины… Ноги… Хозяин, где ты? Пинок… Паденье… И вспышка боли… Так вот какое – собачье горе! Так вот, чем пахнет собачий голод… Так вот как мёрзнешь в собачий холод! Прошу, возьмите! Нет, умоляю В бомонд собачий – бродяжек стаю! Машина… Люди… нас подзывают… Быть может это… за мной?... Хозяин?... Чудесный запах…Еда… Не верьте! Подонком пахнет… Отравой… Смертью!.. Бежим! Скорее! Какая мука… Я лаю громко… не слышно звука… И просыпаюсь… Да…это было… Шесть тел собачьих тогда остыло… И год скитаний… И вновь – ХОЗЯИН! Другой… Навечно… Я точно знаю! День! Лето! Солнце! Бегу по травке! Веселья запах! Любви! И ласки! Играем в мячик! От счастья лаю! КАКАЯ РАДОСТЬ! МОЙ ДОМ! ХОЗЯИН! Ошейник. Миска. Собачье счастье… И кость к десерту. Прогулка. Мячик. Бродяжек стая. Привет, родные! В душе – я с вами, но я – любимый... Команды знаю. Я всё умею. Я горд! Я счастлив... Уже старею…

Misha: Шанди ,последние стихотворение когда читала

Марина@Джедай: Шанді Сегодня прочитала у дочки в "контакте"... не смогла не показать... Респект и уважение! Я вчера был свидетелем поступка, на который решится не каждый. Ситуация до ужаса банальна. Пешеходный переход, три ряда машин. Женщина с коляской переходит дорогу. Крайний левый ряд остановился пропускать. В среднем остановилась машина "Тойота", серебристая, госномер - буквы не помню, цифры 520. Женщина с коляской на середине дороги. И по крайнему правому ряду "летит" хлопчик на машине... Так водитель "Тойоты", видя всё это, просто резко выворачивает руль вправо, перегораживая дорогу летуну, тем самым прикрывая женщину своей машиной. Летун успел чудом затормозить. Так вот, я потом думал долго- долго: а смог бы я так сделать или нет? Вы не представляете, сколько потом водителей сигналило этому 520 с поднятым вверх большим пальцем! Вот это, я считаю, поступок! После этого я понял, что у нас ещё не всё потеряно, есть ещё люди, человеки!!! P.S. И я сразу вспомнила наш 2000 год.... Когда мы только купили новую машину, едем по Ярославке с дачи, машин много, все "летят"...и на дорогу выбегает щенок ротвейлера, за ним девушка , которая держит за руку малыша, она настолько растерялась, что бросилась за щенком в поток машин не отпуская ребенка, и как назло под нашу машину... муж руль вывернул , влетели в стенку пешеходного перехода, машину разбили, но как то мгновенно муж еще и выбежал из машины на дорогу и схватил этого щенка, в итоге все живы и здоровы! (а как подумаю, что могло быть и иначе..а если бы мы на встречку..тогда была бы трагедия для всех..)

ирна: Шанді Марина@Джедай Девочки.. сижу и плачу как дура... Марина мужу РЕСПЕКТ!

Шанді: Misha Марина@Джедай ирна Девочки !!!

Шанді: Марина@Джедай пишет: (а как подумаю, что могло быть и иначе..а если бы мы на встречку..тогда была бы трагедия для всех..) Мариночка ,Вашему мужу

Шанді: Журавушка - трогательная история о любви и верности . Живём складно, уж, почитай, восьмой год. А всё потому, что доверяем друг дружке, я ему, он мне. Всё про его дружков-товарищей знаю, он про моих девчонок. Если что на работе случится, так я ему пошепчу-пожалуюсь. Коль у него беда какая, я с пониманием, стол накрою, выслушаю, может, по-бабьи подскажу что. А нет, так хоть пожалею. А ещё есть у нас общее счастье – Журавушка. Как-то по осени нашли птицу с подбитым крылом, так на зиму и оставили, выходили крыло-то ей. А по весне она, дурёха, не захотела к своим, с нами и осталась. Хозяин мой ей поилку-кормилку сделал, гнездоваться она не стала, живёт в старом чулане. С женихами знаться не желает, да и своих не привечает. Только с нами и дружится. Ну, коль сама захотела, так тому и быть. Куда я иду, туда она за мной топает, уж всем поселком нас знают… * * * И ведь хорошо же, дружно же было. По осени картошку убираем, Тёмушка в лукошко собирает клубни, мы с мужем в мешки, а Журавушка зорко приглядывает, чтобы остатку не было. Если картофелину какую заметит, тут же крикнет тревожно. Кормилица ведь! – смеёмся мы. Не то пропадём зимой без клубенечка твоего. Соседка баба Маня, наблюдая из-за плетня за тем, как ловко в шесть рук и один клюв собирается наш урожай, качала головой: «Зря, зря вы всё это с птицей. Ей же к своим надо. Знать, какого жучка есть, а какой ядовитый, когда пора ухаживания кавалеров принимать, танцы танцевать, да на гнездо садиться. А вы ей крыло вылечили, да, считай, крылья подрезали». - Брось ты, баб Мань, чего хмурая такая? Разве ей плохо с нами? Не обижаем ведь! - А человек вообще такая порода непредсказуемая, что сегодня на крыло ставит, а завтра те же самые крылья и свяжет. Бабка явно не в духе. Или урожай худой родился, или хвори возрастные навалились. А Птица наша клекотнула ей вслед, мол, «иди, глупая», да крыльями захлопала. За нас, стало быть! Когда вверху пролетал осенний журавлиный клин, может статься, последний, Журавушка лишь взглянула удивлённо. Ей-то чего горевать, она же с любимыми! * * * Как-то раз пропала пернатая наша. Мы уж округу обошли, во все колодцы заглянули, нет нигде. Ночью реву в подушку, муж волком рысится: - Ты виновата, ты, глупая, недоглядела! Ещё пуще заплакала я, ушла в Тёмушкину комнату, гляжу в окошко, а ночь лунная. Мальчик мой спит, сопит в две крошечные дырочки, я ему одеяльце поправляю, а сама глаз с оконца не спускаю. Как же так получилось, что едва ли не впервые со свадьбы спим мы порознь, в разных комнатах? Друг мой сердечный всегда доверчив да ласков был, а тут… Неужто из-за Журавушки сердцем зашёлся? Слезинки вытираю, Тёмушку поглаживаю, уж и привыкла в окошко глаз ставить, и не замечаю изменений в отражении. А с другой стороны притулилась кровинушка наша, птица серая, в лунном сиянии неприметная. Видно, сердечная, запуталась в силках, отбилась далече, и только сейчас путь к порогу родному нашла. Стоит возле стекла оконного, смотрит в глаза мне и думает, что я вижу её, только, осерчавши, дверь не открываю. Ах ты, птица моя! Родимица горемычная!.. * * * - А почему вчера выпивши пришёл домой? - Отмечали с ребятами, не твоё дело. Ты вон борща навари да Тёмкины уроки проверь. А в мужнины дела нечего нос совать! * * * - А может, вечером в кино сходим? С Тёмушкой мама моя посидит? - Некогда мне. Ухожу я вечером, не жди, буду поздно. * * * - Милый, поговорил бы ты со мной. Вечерами тебя нет, приходишь поздно, друзей своих в дом не зовёшь. Ни Тёмушка, ни Журавушка тебе не интересны, хоть бы спросил, как они. Ты ж им отец родной!.. Только кованым сапогом саданул дверь да вышел. * * * Ту студёную зиму я провела с серым котёнком, с Тёмушкой да Журавушкой. Чтоб не мёрзла да не тосковала птица, занесла её в дом, сухое чистое место определила, в общем, и не досадовали мы на друг дружку… А хозяин наш если приходил, то всегда хмельной и злой. Выспится – и снова поминай, как звали. Сколько горемычных слёз я выплыкала, как же так получилось, что остались мы одни, а ещё недавно были вместе. Как получилось, что я ему про себя все секреты выбалтывала, каждый день о любви своей толковала. Положу его голову на колени, он кудельки мои перебирает и всё слушает… * * * Однажды вечером в дом постучали. На пороге – баба Маня, завёрнутая в триста платков пуховых, в руках палка. - Ну что, так и оставишь на пороге стоять? – сурово поздоровалась. - Заходи, заходи, баб Мань, сейчас чаю поставлю. Пока бабка рассупонивалась из своих одёжек, я согрела чай, выставила баранки и варенье на стол, да не забыла скатерть свежую узорчатую постелить – бабка Маня больно приметлива на такие мелочи. Та отхлебнула из красивой чашки дымящийся ароматный напиток, огляделась вокруг. Приметила и Тёмку, залезшего с ногами в старое кресло с книжкой про зверей, и Журавушку, примостившуюся поближе к печке. - Ну, что, вдовствуешь при живом муже? – огорошила баба Маня. - Почему же… – сказала, а у самой сердце заполошной птахой метнулось. Почувствовала: с худым, с недобрым баба Маня пришла. Журавушка вдруг вскочила на ножки, внимательной головкой завертела. - Хозяин твой, считай, на соседней улице свадьбу справляет. Давно уже там обосновался, зазнобу не скрывает. Богатым двором живёт, не как ты, баранками с чаем не перебиваются. * * * Мне бы выгнать сплетницу эту старую, закричать-забиться, сказать, что враки всё это, что не мог он так со мной поступить. Но в груди вдруг коротко клокотнуло, и стало тихо-тихо. Мог. Сама виновата. Сама во всём верила, сама русую головушку на колени клала, чтоб кудельки расчёсывал, да мысли заветные вызнавал. Простая, проще куда уж. Может, если бы с хитринкой была, не отпустила бы своего заветного к сопернице. Может, слово бесстыжее шепнула в урочный час, а может, и на других бы с интересом посматривала. В семье ведь как: все луковки в корзину, а одну всё равно в карман. * * * Баба Маня с интересом смотрела, как я: побегу сопернице окна бить, выть-кричать начну, Тёмку науськивать на отца буду? А я спокойно спросила: - Баба Мань, чай-то вкусный? Если хочешь, ещё наливай, нам с Тёмкой и Журавкой не жалко. Хоть не богато живём, а дружно. Бабка грохнула чашкой о столешницу, расплескала чай, подхватилась коршуном: - Дура, что ль? О себе не думаешь, дитё пожалей! Иди, беги, со всех ног лети туда, вались мужу в ноги, чтоб вернулся! Тёмка в углу на кресле продавленном всхлипывал, я сидела колодой… И тут выступила Журавушка: раскинула крылья, налетела на бабку Маню, да клекочет на весь дом! Дескать, уходите, злые вести, с нашего порога! * * * Тёмушка всхлипывал, я ни плакать ни реветь не могла, шла молчаливая. В большом ярко освещенном доме было шумно и, видно, празднично. Гости сидели за столом, в окнах суета. А хозяин, вот незадача, вышел на крыльцо покурить. Перед его глазами и предстала печальная троица: зарёванный Тёмка, я, чёрная, как ночь, от боли… И Журавушка. Увидев оживление и свет, птаха почему-то близко-близко подошла к хозяину и словно в глаза заглянула. Мол, на что ты сменил свой покой, дом, чадо, женщину?.. - Не стойте на ветру, зябко, - сказал человек. …Он вёл нас обоих под своим бушлатом, Тёмку с одной стороны приобнял, меня жарко к сердцу прижал. Сзади по снегу деликатно вышагивала Журавка.

Шанді: Собака остается с человеком и в его богатстве, и в бедности. Она будет спать на холодной земле под пронизывающим ветром и под сильным снегопадом, лишь бы остаться рядом со своим хозяином. Она будет лизать руки, даже если они не смогут ее накормить. Она будет зализывать раны, полученные в результаты столкновения с грубостью этого мира. Она будет охранять сон своего нищего хозяина, как если бы он был принцем. Когда человека покинут все друзья, его собака останется рядом. Когда деньги закончатся, а репутация безвозвратно погибнет, собака будет так же постоянна в своей любви, как солнце в движении по небесам.

Дужак: Шанді Ирина ! Спасибо за пронизывающие душу рассказы и ... стихи ....

Рена: Шанді ,Іра, дякую! Публікуй ще їсторії....Так добра хочеться..........

Шанді: Дужак пишет: Спасибо за пронизывающие душу рассказы и ... стихи .... Рена пишет: Іра, дякую! Публікуй ще їсторії....Так добра хочеться.......... Щиро дякую ,неодмінно !!!

Шанді: Быль о верности (Любовь к человеку) Поезд приближался к Львову. Пассажиры уже начали собирать багаж и упаковывать чемоданы, когда в раскрытую дверь нашего купе просунулась голова пожилого проводника: — Граждане, если у кого есть съестные остатки, не выбрасывайте, отдайте мне… — В руках он держал бумажный кулек, свернутый из старой газеты. Там уже лежало что-то. — Что, свинью выкармливаешь, друг? — громогласно осведомился коренастый, пышущий здоровьем военный, всю дорогу дувшийся в соседнем купе в преферанс. — Хорошее дело! Люблю поросятинку, поджаристую, с косточкой… — Нет, это не для себя, — уклончиво возразил проводник. — Я как-нибудь проживу и без этого… Странно. Полчаса назад я видел его у мусорного ящика в тамбуре — он выуживал из него куски хлеба, обглоданные кости, засохшие сырные корочки. Делал это сосредоточенно, будто выполнял какую-то важную работу, и нисколько не смутился от того, что его застали за таким занятием. «Видно, не в первый раз», — подумалось мне; так оно и было. Завернув добычу в смятую газету, он тотчас отнес ее к себе. Для чего или для кого он копил? Нищим, что ли, подавать? Но за всю дорогу мы не видели ни одного попрошайки. Кому это, действительно, может быть еще нужно, кроме свиней и поросят. Не сам же он собирается это есть! Сказать честно, я даже подумал нехорошо об этом серьезном, сдержанном человеке, на которого у нас за сутки с лишним пути не было ни единого нарекания. Выколачивает дополнительные доходы из своей должности? Проводник держался достаточно вежливо и в то же время твердо. Впрочем, никто не собирался ему перечить. Известно, что в пути пассажиры едят, остается много объедков. Все это мы собрали и отдали ему. — А все-таки кому же? — спросила молоденькая пассажирка-студентка, возвращавшаяся в институт после каникул, аккуратно сметая в подставленный кулек колбасную шелуху, черствые корочки и крошки. — Сейчас вы увидите, кто меня будет встречать… Скоро будет станция, поезд на ней стоит долго… — Он оставался серьезен, все шуточки и намеки отскакивали от него; только в глазах появилось какое-то новое выражение. После, я видел, он прошел по всему вагону, заглянул во все купе, все с той же единственной целью. Вагоны начали замедлять свой бег. Толчок. Поплыли чистенькие станционные постройки с красными черепичными крышами в том характерном стиле, по которому сразу отличишь Западную Украину — бывшую Галичину, или Красную Русь, окраинную часть нашего государства, — с тщательно ухоженными пашнями, чередующимися с небольшими перелесками, с разгуливающими группами и в одиночку важными грачами и замершими на одной ноге аистами. Еще толчок, локомотив затормозил… Высунувшись из окон, мы следили за проводником. Стоя на нижней ступеньке вагонной подножки со свертком под мышкой, он кого-то искал глазами. Вот! Неужели ее? На перроне стояла старая-старая овчарка с мутными глазами, с облезшей, свалявшейся шерстью, с обломанными, расщепленными когтями, как бывает всегда у очень возрастных, запущенных и мало двигающихся собак. Весь вид ее говорил, что она стара, одинока, лишена присмотра и ласки. Стара — ибо морда ее была седа (собаки с возрастом седеют, как и люди), в глазах синева, старческая катаракта; и без хозяина: гребень и щетка давно не касались ее шкуры. Судя по всему, она бедствовала долго, и лишь опытный глаз по признакам экстерьера установил бы, что когда-то это было великолепное породистое животное, полное силы и красоты. Собака не проявила бурной радости, увидев проводника, лишь чуть шевельнула облезлым хвостом. Однако поведение, изменившееся выражение ее морды, когда проводник, спрыгнув на перрон, подошел к ней, говорили, что она встречала именно его. В руках у проводника теперь был уже не кулек, а целый мешок: кулька не хватило, и он снял грязную наволочку с подушки, наполнил ее. Мы ждали, что, отойдя в сторонку, он сейчас высыплет содержимое наволочки перед собакой где-нибудь под кустом или сперва угостит лакомым кусочком, а после отдаст остальное. Но — нет: потрепав собаку по загривку, как старую знакомую, он сразу заторопился куда-то прочь; животное потащилось за ним. Оба скрылись за углом. Проводник вернулся, когда мы уже начали опасаться, что он опоздает к отправлению поезда. Наволочка была пуста, на лице его читалось выражение спокойного удовлетворения. Казалось, человек сделал что-то важное, необходимое, и теперь совесть его чиста. — Это что — твоя подшефная? Давно ты обслуживаешь ее? — спросил преферансист. — А хозяин что, не кормит? Со свойственной этой категории людей прямолинейностью и грубоватой, но не обидной фамильярностью он, кажется, готов был подтрунивать над человеком в железнодорожной форменке, которому, видно, не хватало своего дела, что он еще заботился о какой-то полудохлой беспризорной псине. — Хозяина нет. Она ничья. Хозяева все мы… «Хозяева все мы». Прозвучало строго и с укором. И дальше мы узнали историю этого пса. Когда-то овчарка принадлежала полковнику в отставке, ветерану Великой Отечественной войны. Человек одинокий и больной, он жил здесь, в пристанционном поселке, коротая дни в обществе собаки. Несколько лет назад он умер. Хоронить его приехали дальние родственники, друзья-однополчане. В траурной процессии вместе с людьми шла за гробом и собака. Вместе со всеми она присутствовала при погребении, видела, как, глухо стукнув, упали на крышку гроба первые пригоршни земли, как стал расти холмик, поставили звезду, напоминающую о ратных делах и заслугах покойного. Отзвучали прощальные речи, отзвучал последний прощальный салют, люди ушли, а собака осталась. Она стала жить на кладбище. Она не хотела покинуть место вечного упокоения дорогого ей человека, не соглашалась расстаться с ним. Кто-то построил ей будку рядом с могилой. Там она и жила, неся круглосуточную свою последнюю вахту — в летний зной и в зимнюю стужу, в дождь и в пургу… Добрые люди приносили еду; но когда-то принесут, а когда-то и не принесут… Голод вынуждал ее выходить и искать себе пропитание на станции. И вот там однажды она встретилась с проводником. Сколько людей прошло мимо нее, не заинтересовавшись, зачем она тут, чья, что делает. Он — не прошел. Он оказался человеком доброй души, он покормил, приласкал ее, — и с тех пор, вот уже в течение нескольких лет, она неизменно являлась на свидание к нему. Без расписания и часов она превосходно знала, когда приходил поезд, шел ли он в ту или в другую сторону, и не опоздала ни разу. А он в свою очередь каждый раз исправно собирал остатки пассажирских пиршеств и относил ей в конуру на кладбище. Ей хватало, чтоб не умереть. Наверное, если бы не он, она давно бы погибла. Вероятно, по-своему она привязалась к нему, хотя бурно не выражала своих чувств, — он ведь был теперь единственным человеком на всем белом свете, благодаря заботам которого она продолжала существовать. — И вот что особенно удивительно, — говорил проводник. — Ведь расписание два раза в году, весной и осенью, меняется. Спросить она не может. Прочитать, само собой разумеется, тоже не может. Но каким-то удивительным инстинктом она всегда вовремя узнает об этом и, глядишь, опять тут… Он помолчал и добавил: — И ни разу она не пыталась зайти за мной в вагон, ну, никак. Звал — нейдет… Нет. Она знала и ждала его, радовалась всякий раз, когда на перроне появлялась знакомая приземистая фигура немолодого мужчины в привычной форменной фуражке железнодорожного служащего, но ни разу не изменила тому, мертвому. — Что же вы раньше не сказали мне! — закричал наш спутник майор. Швырнув на сиденье щегольской чемодан желтой кожи, он рывком отбросил крышку и, выхватив полкруга дорогой копченой колбасы, ткнул проводнику: — Нате! Отнесите ей! — Не успеть, — покачал тот головой. — Завтра мне ехать с обратным рейсом, вот тогда я передам ваш подарок… — Возьмите и это, — сказала студентка, протягивая кусок аппетитного домашнего пирога. Поделились все, кто чем мог. Поезд тронулся, унося воспоминание о прекрасном преданном существе. Колеса отстукивали километры, а мы все что-то притихли, приумолкли, и у всех в глазах стояло это удивительное создание, которое даже после смерти хозяина продолжало хранить ему верность. У студентки на глазах блестели слезы. А мне вспомнилось. Во Львове, на знаменитом Лычаковском кладбище, есть скромный памятник. Ему много лет, стерлись надписи, выветрился, стал шершавым, позеленел камень, но, побеждая время, продолжает оставаться ясным и светлым смысл памятника. Надгробная плита покрывает старинный, вросший в косогор склеп; на ней — бюст мужчины с удлиненным лицом, как у древних славян, в полустертых чертах угадывается мужественность и воля; обок, с двух сторон, две лежащие длинноухие собаки, похожие на пойнтеров. Изустное предание, передаваемое из поколения в поколение, повествует: когда окончил свой земной путь сей безвестный, две собаки продолжали ходить на его могилу, — и в конце концов их нашли тут мертвыми… Каменные, они и поныне продолжают охранять его покой. Ничего не сохранилось. Ни имени, ни прозвания. Кто он был? чем занимался? Неважно. — Это был человек, — не отрывая задумчивого взгляда от бюста, негромко и отчетливо сказала сопровождавшая меня женщина, местная жительница. Ее слова запомнились мне. Любят — человека, и старый осиротелый пес с потухшими, слезящимися глазами, с каждым оборотом колес все больше отдалявшийся от нас и тем не менее остававшийся с нами, был живым подтверждением этого. Любят — человека! Человеком был полковник, владелец верного животного, потерявший на войне всех близких. Человек — наш проводник. Мне стало стыдно, что я плохо думал о нем. В новом свете предстали передо мной и бравый, немного беспардонный вояка, изрядно надоевший за время пути со своим преферансом, и милая, славная черноглазая украинка студентка и другие, проявившие живое сочувствие к бездомному, одинокому псу. Если старый пес был олицетворением долга, не знающего компромиссов, то и люди понимали свой долг по отношению к живому существу! А поезд продолжал отстукивать колесами, увозя грустную и прекрасную легенду-быль о преданном сердце бессловесного существа, над которым оказалась не властна даже смерть. Потрясенные, мы продолжали молчать и думать каждый свое. Казалось, там, на станции с красными черепичными крышами, название которой мы даже не успели запомнить, осталась частичка каждого из нас. Мы будто потеряли кого-то очень дорогого и близкого. И так хотелось сейчас обогреть, приласкать животное, сказать ему доброе слово… Долго ли оно еще будет жить там? Сколько ему осталось? Я представлял, как пес укладывается в своей холодной продуваемой конуре и ждет. Чего? А может, и не ждет. Ведь только люди живут надеждой, разумом, расчетом. Животное просто любит; и коль любит, отдается этому без остатка, такова его натура. Любовь к человеку… Когда-то далекий пращур наш, еще не вышедший из полудикого состояния, которого мы уже не можем рассмотреть за дальностью веков, подарил хищному зверю первую ласку, первое человеческое тепло — и зверь ответил на это такой силой преданности, которая не перестает изумлять по сей день. Дряхлый, немощный пес показывал пример того, как надо любить. Я думал о нем, а в памяти вставал длинный ряд таких же, как он: Фрам, угрюмый северный пес, вожак ездовой упряжки, похоронивший себя в ледяной пустыне, где остался его мертвый друг Георгий Седов; Бобби из Грейфрайерса, небольшой лохматый шотландский терьер, проживший годы на могиле старого пастуха; Кучи, пес из Варны, который, стоя на берегу моря по брюхо в воде, оплескиваемый солеными волнами, ежедневно ожидал своего пропавшего без вести хозяина-рыбака; «итальянец» Верный, в течение четырнадцати лет не пропустивший ни одного поезда, на котором, по его расчетам, должен был возвратиться его хозяин — машинист, убитый фашистской бомбой, — и подвиг собачьей души вырастал в нечто поистине беспредельное, величественное и гордое… А колеса продолжали стучать, стучать… Джек Лондон однажды записал: «Самоотверженная и бескорыстная любовь зверя проникает в сердце того, кто испытал шаткую дружбу и призрачную верность человека…» Не в укор вам, люди: задумайтесь над этими словами!

Шанді: Преданность другу сильнее неудобств. Мы очень часто слышим истории, в которых собаки проявляют чудеса верности и преданности. Однако хозяева в роли преданных друзей оказываются сравнительно нечасто. Однако, как будто для того, чтобы доказать, что человек тоже способен быть верным другом, американец Джон Ангер рассказал историю своей собаки. Давным-давно в доме Ангера появился щенок. Умилительное существо из собачьего приюта поверило в своего хозяина, привязалось к нему всей душой. Из неуклюжего малыша вырос средних размеров Шеп, который настолько полюбил Джона, что сумел в тяжёлую минуту поддержать человека, находящегося на грани самоубийства. Прошло несколько лет, и Шеп заболел. Артрит – заболевание, при котором у пациента начинаются сильные боли в суставах. Ходить Шепу очень тяжело, а главная проблема – он практически не может от боли спать. Поэтому хозяин носит своего питомца на руках в соседнее озеро. Погружённые в воду лапы перестают болеть, и больная собака засыпает. Врачи рекомендовали Джону усыпить собаку, однако тот отказался. «Убить того, кто мне доверился, кто спас мою жизнь – это было бы предательством – говорит Джон. – Зато теперь я точно знаю, что любовь, которую ты отдаёшь, всегда возвращается к тебе, причём многократно усиленной». И пусть ради друга ему приходится ежедневно проводить несколько часов в холодной воде – Джон убеждён, что это и есть преданность и верность другу.

Шанді: Ошейник, затянутый наглухо, мешал дышать... "Что же это?" - он попытался лечь. Не тут-то было, длины поводка не хватало. Но лапам тяжело, он подвис, тяжелый взрослый ротвейлер, котрый сейчас не мог даже лечь. Дождь хлестал по телу, но это было нестрашно. Он не заметил бы 10 ливней. Хотелось пить и дышать. Он высунул язык. Сильный косой дождь оставлял на зкыке редкие капли. Он с видимым удовольствием втягивал в себя воду. Дышал с хр ипом - тот кто привязал его за короткий поводок под деревом, знал толк в издевательствах, и это было не первое... Что это, пришел продлевать агонию? К ноздрям протянулась рука. Первая мыслт - рвать. Но рука не пахла ненавистью, наоборот, она пахла соучастием. Он замер. Поводок натянулся. Дыхание снова прервалось. Но человеческая рука ослабила захват кожи. он напружинился... и опал... потому что нельзя рвать то, что приносит облегчениею "Ну как ты, малыш?"- это что, мне? ОН завел за голову уши и на всякий случай прижался к земле.. "Вставай, хороший мой"... Дрожащие лапы едва оторвались от земли... "Пойдем!" Он шел качаясь от обезвоживания и, тем не менее, гордый. У него появился Человек. Кторому было не все равно, что с ним. и за которого, всего за 5 минут дружбы, он бы запросто отдал свою жизнь. И счел бы, что ему наконец повезло.

Шанді: Звонок раздался неожиданно, заставив ее вздрогнуть. Он никогда не звонил в это время. Она взяла трубку. Там раздался чужой, равнодушный голос: - Извините, что так поздно, но он попросил позвонить вам. Вы не могли бы подъехать? - Что случилось? - Приезжайте, все увидите сами. Как в тумане она добиралась до больницы. Зашла в палату. На кровати лежал он, весь в бинтах, пропитанных кровью. Она вспомнила, как они познакомились несколько лет назад. Как то, отдыхая с подругами в кафе, она заметила человека, сидящего одного за столиком. Он пил вино. Она наблюдала за ним. Сложилось впечатление, что он кого то ждал, но никто не приходил. У него был грустный, задумчивый взгляд. Он ее заинтересовал. Проходя мимо, она слегка задела его локоть, от чего вино из бокала выплеснулось на его белую рубашку. - Ой, простите пожалуйста - залепетала она, пытаясь салфеткой вытереть красные пятна, проступающие на рубашке, а он молча смотрел на нее и улыбался. От его молчания ей стало не по себе. Она ожидала чего угодно, только не бездействия. Она смутилась окончательно. И, оторопев от своей наглости, предложила: - Я живу тут недалеко. Пойдемте, я постираю вашу рубашку. Ну не молчите же! - Смело! - Улыбнулся он еще шире - а если соглашусь? Прошли годы. Она любила его, он ее. Их встречи были не так часто, но они были счастливы. Она всегда его ждала, он всегда возвращался. Она не знала о нем ничего, кроме того, что он женат и у него есть дочь. Она не претендовала на его жизнь. Ей хватало той любви и счастья, что приносили их встречи. И вот сейчас, глядя на бинты, она не верила что это кровь. Его кровь! - Хреново выгляжу, да? - шепотом произнес он - вот дурак, поторопился. Никогда же не гонял по гололеду. К тебе спешил… Прости… - Молчи. Не надо слов. Он взглядом указал на прикроватную тумбочку: - Возьми, это тебе. И уходи. Сейчас мои приедут. Не нужно, чтобы вы встречались. На тумбочке стояла небольшая шкатулка. Она уже знала, что там. - Иди! - голос его стал тверже - Не надо слов. Она поняла его. Легким движением, коснувшись его губ своими, прошептала: - Я дождусь тебя, милый. Обязательно дождусь. Через три дня его не стало. Никто не заметил на похоронах девушку в черном плаще. Никто не обратил внимание на небольшой венок без ленты. Никто не знал, кто все годы приносил живые цветы на могилу. Никто не видел девушку, которая приходила к последнему пристанищу своего любимого. Смотрела на фото и крутила колечко на безымянном пальчике. И никто не слышал ее шепота: - Я буду ждать. Ты всегда возвращался, я буду ждать.

Шанді: Так о чём же мы молчали Сердцем чуя ту беду? Помнишь лебеди кричали В замерзающем пруду? Покричали, покружились, Скрылись за селом. Злые люди перебили Белу лебедю крыло. Улетала стая к югу, Только слышен клич «Прощай!» Он, красавицу подругу, Не позвал «Не улетай!» Только с ним она осталась Зиму зимовать. Эту верность, но не жалось Сердцем надо понимать. Тише снега ночь упала, Зимний ветер снег вокруг Только вдруг теплее стало От лебединых нежных рук Так о чём же мы молчали Чуя ту беду? Помнишь лебеди кричали В замерзающем пруду?

Дужак: Шанді Ирочка ! Спасибо ! Читаешь - всё переворачивается в душе .... .... боль и радость ..... Шанді пишет: У него появился Человек. Кторому было не все равно, что с ним. и за которого, всего за 5 минут дружбы, он бы запросто отдал свою жизнь. И счел бы, что ему наконец повезло.

Шанді: Дужак пишет: Спасибо ! Читаешь - всё переворачивается в душе .... .... боль и радость ... Оксаночка,очень рада что вам нравится моя темка )))Заходите ,буду очень рада и вам и гостям форума )))[

Misha: Шанди , читаю и слёзы сами льются ручьём

Шанді: Теперь они вместе Она стояла на платформе вокзала и ждала его поезд. Он должен был приехать. Она ждала уже час. Была зима, и она жутко замёрзла. Она приехала на час раньше до прибытия поезда, потому что очень боялась опоздать. Она ждала его возвращения уже целых два года. И вот, наконец, он возвращается. Сердце вырывалось из груди, она сильно волновалась. В армию он уходил совсем мальчишкой, какой он интересно стал. Говорят, война ломает людей. Но он сильный, он справится с ней. Она верила, что с ним всё хорошо. Главное что он вернулся. Наконец-то вернулся. Теперь всё будет хорошо. Выходя из вагона, он шарил глазами по платформе. Большая спортивная сумка за всё цеплялась, и её приходилось вечно поправлять, но это было не важно. Сейчас он увидит её, снова увидит, прошло столько времени. Он помнил её лицо только по тем фотографиям, которые она присыла ему в армию. Большинство фоток он потерял на войне. Но одну он всегда таскал с собой в кармане формы. Он верил, что она оберегает его. Кровавыми руками он часто доставал эту самую фотографию. И в промежутках между боями он смотрел на неё, это единственное что удерживало его от самоубийства или какой-нибудь глупости. Он должен был вернуться к ней. Она ждала его. И он сдержал слово. Его демобилизовали раньше срока, на то были свои причины. Месяц, проведённый в плену, что-то всё-таки, значит для командования. Его отпустили домой. Он не знал, как она теперь выглядит. Может быть, она сильно изменилась, а может, осталась всё такой же хулиганистой девчонкой, которая подшучивала над ним в детстве. - Привет! Ты, наконец, вернулся! – он обернулся, и она бросилась ему на шею. Она целовала его и боялась отпустить. Она слишком долго его ждала, что бы опять потерять. Его сумка валялась рядом, фиг с ней, она больше не нужна, даже если выкинуть её, всё, что в ней есть, можно переложить в карманы. Он сам не знал, зачем взял такую большую. Он снова чувствовал запах её волос и видел её глаза. Остальное не важно. Он дома. - Идём скорей, а то ты замёрзнешь! – она тащила его за руку в здание вокзала. На нём была лёгкая камуфляжная, армейская куртка, такого же цвета штаны и высокие ботинки. На руках были перчатки. - Зачем тебе перчатки? Ты бы лучше там шапку выпросил, – она трепала его стриженную голову, - смотри какой ты лысый! Ну, ничего, скоро ты обрастёшь. Я не дам тебе стричься. Помнишь, какой ты был в школе? Она говорила не переставая. Он вспоминал школьные годы и улыбался. Всё было так тихо и мирно. Тогда он судил о человеческой жизни по фильмам в кинотеатрах. Это было так давно… Прошла целая вечность. Они медленно шли к метро. Она держала его под руку и не отпускала ни на секунду. Он чувствовал, как она боялась замолчать. Как только она замолкала, сразу повисала тишина. А он молчал. И она снова говорила и говорила. - Ты знаешь, у меня осталось ещё очень много конвертов и тетрадок для писем тебе. Я их все выкину! Они больше не нужны. Почта там работает плохо, но по датам писем он видел, что она писала по два, а то и по три письма в день. Это грело душу, там письма особенно ценятся. – Хорошо, что ты вернулся раньше. Кстати, а почему? В своих письмах ты не писал, почему тебя отпускают раньше. Хотя я спрашивала тебя. - Да так… Я потом как-нибудь расскажу, сейчас не то настроение. - Хорошо. Ой! Смотри, розы! – она обожает розы. Ещё в школе, когда он об этом узнал, он дарил ей одну, клянчил деньги у мамы и дарил, редко, но ей было приятно. На что её папа очень ругался. Школьница приходила домой с розой, это не правильно. Папа часто допрашивал её, кто ей дарит цветы, но она не говорила. Он совсем не знал её отца. Только редко видел на улице, когда тот шёл или возвращался с работы. - Постой тут, я быстро! – он оставил её на тротуаре, а сам вбежал в цветочный магазин. Она видела его через стеклянный фасад магазина, он стоял перед продавщицей и показывал, какие розы он хочет в букет. Её руки сжались у груди, может быть это и есть счастье? Он вернулся. Он жив. Он здоров. Он не покалечен. И сейчас он покупает ей цветы. Её любимые цветы. Пурпурные розы. Она смотрела на него и готова была прыгать от счастья. И даже крики ужаса где-то в стороне не отвлекли её внимание от него. Резкий визг тормозов заставил её повернуть голову в сторону. Она не успела даже пошевелиться… …До неё было всего два шага. Он видел её тело, лежащее на асфальте в неестественной позе. Он много раз видел такие тела. Там, на войне. Он даже не обращал внимание на них, там на войне. Он таскал их много раз за руки и за ноги, там на войне. Но всё это было, ТАМ! Как же так? Тут нет войны. Может, всё это кажется. Может он всё ещё лежит в госпитале после тяжёлого ранения и у него бред. Проснуться! Срочно проснутся! Но видение не уходило. Она лежала на животе. Вокруг головы растекалось бурое пятно крови. Опять кровь. Опять смерть! - Нет! Только не она! – он упал перед ней на колени и перевернул тело. Носом и ртом шла кровь. Он попытался взять её на руки, но её голова опрокинулась назад через его руку, шея была сломана. Он осторожно взял её голову и положил себе на плечо. Она была мертва. Он смотрел в небо, оно такое же, как там. Там где он совсем недавно был. И так же он держал своих мёртвых бойцов. И так же текли слёзы. Но там было понятно, почему люди умирали, но тут! Она ждала его два года. Ну неужели только для того что бы его встретить и умереть? На войне кажется что здесь, на гражданке люди не умирают. Что здесь всё хорошо. Хочется, скорей вернутся. Вернутся, но не так… Он был весь в крови, это её кровь, её жизнь, и сейчас она покидает её. Её глаза закрыты, и она больше не когда их не откроет. Она больше не когда не засмеётся и не скажет что он Бука. Она больше не увидит любимые розы… Если бы он не вернулся, этого бы не было. Мысли разрывали его, хотелось орать во всё горло. Если бы он не вернулся! Ведь если бы не он, она бы не приехала в этот день на вокзал и не стояла бы в этом проклятом месте именно в тот момент. Если бы он не вернулся, она была бы жива. Он хотел всё исправить. Вернуть время и специально, там, напороться на пулю. Наброситься в плену на зверя и пусть бы его прирезали. Или просто приподнять голову, когда их обстреливали, это так просто. И она была бы жива… Он гладил её по голове и плакал. А ведь он так долго ждал, чтобы встретиться с ней, ради неё он жил. * * * Он не чувствовал холода. Пронзающий ветер продувал насквозь его лёгкую куртку. Она была чёрного цвета и джинсы чёрные и ботинки. Он не хотел специально одевать всё чёрное, но так получилось. Его было прекрасно видно на свежем снегу. Он теребил в руках вязанною шапку, которую купил только сегодня утром. Он смотрел на похороны издалека. Смотреть на любимую в гробу было самым большим наказанием на свете. Он ждал, когда родные простятся с ней. Им нельзя мешать. Да и он, совсем не вписывался в процессию, состоящую из многочисленных бабушек, тётушек и двоюродных сестёр. Из всех присутствующих на похоронах, он знал только её отца и то, знаком с ним он не был. Позже он простится с ней наедине. Он скажет ей всё, что не успел сказать. Он расскажет, как вера в её любовь давала ему силы сделать последний рывок, что бы выжить. Что бы ещё раз взглянуть в её глаза. Он расскажет, как по много раз перечитывал её письма, чтобы не озвереть, сидя в разрушенном городе под пулями. Как он всматривался в её фото, что бы хоть как-то унять боль от очередного ранения. А пока, он ждал. Ждал последней встречи с ней. Чтобы проститься навсегда. Родственники стали расходиться, фигуры отделялись от общей толпы, по две или по три. Все расходились не вместе. Мимо проходила очередная пожилая пара. - Она была так молода. Вся жизнь впереди. Бедный ребёнок, – старушка вытирала слёзы. - Так распорядился бог. Ничего не поделаешь, – дед пытался её успокоить, но надо было успокаивать его. Слёзы он уже не вытирал, без толку. Могилу давно закопали, но её отец всё стоял. Он смотрел на чёрную могильную плиту и смотрел на фотографию своей дочери, на ней она весело улыбалась. За спиной послышались шаги. Кто-то подошёл и встал рядом. - Я тебя знаю. Ты тот самый, которого она ждала и любила, – сказал отец, не отводя глаз от плиты, – Она слишком сильно тебя любила. Парень молчал. У него не было слов для него, он не знал что ответить. - Я оставлю тебя с ней наедине. Тебя она ждала и хотела видеть больше всех остальных. – Отец развернулся и пошёл к выходу с кладбища. – Вечером я тебя жду у нас дома. Нам есть о чём поговорить… ты мне теперь как сын. И не смей себя винить в её смерти! Ты не виноват. Несколько часов он стоял и смотрел на могильную плиту. Она казалась ему большим крестом на его жизни. Она перекрыла дорогу дальше. Закрыла проход ко всем мечтам, которые у него были. Главных целей больше нет. Начало темнеть. Он сам не заметил, как встал на колени и стал говорить с ней, ему казалось, что и она с ним разговаривает. Он что-то рассказывал ей, захлёбывался в слезах и путал слова, а она отвечала ему. Слёзы замерзали у него на щеках. Ног он уже не чувствовал. Руки в перчатках крепко держали вязаную шапку. Пальцы без ногтей от холода, ныли тягучей болью. Когда ему вырыли ногти в плену, было не так больно как сейчас. При встрече говорила она, а теперь не замолкал он. Он боялся, что как только он замолчит, она сразу же исчезнет, навсегда. И он говорил, говорил и говорил. Он рассказывал ей всё подряд. Стало совсем темно… * * * Медсестра Аня была совсем молодой. Её не так давно посадили на скорую помощь, ей нравилось помогать людям, попавшим в беду. Но тут было не кому помогать. Она не стала подходить к свежей могиле, у которой на коленях сидел трупп молодого парня. Она смотрела на него и на фото на могильной плите. Аня не видела лица парня. - Как же он её любил, – пробормотал уже пьяный сторож. И пошёл к могиле. Врач осматривал тело. - Зови мужиков, и тащите носилки, он к земле примёрз. – Сторож побежал к машине скорой помощи. Аня вытирала слёзы платком. Тушь размазалась вокруг глаз. - Теперь они вместе… теперь они будут счастливы, я это точно знаю! По-другому не может быть!

Шанді: Собака надеется однажды вернуться домой вместе со своей хозяйкой. Вівчарка Томи все ждет, что его хозяйка вернется. В Италии убитый горем собака, хозяйка которого умерла два месяца назад, все это время ходит в церковь, в которой произошла похоронная церемония. Хозяйкой немецкой овчарки по кличке Томми была 57-летняя Мария Маргарита Лочи. После того, как Мария нашла маленького песика в поле, он стал ее лучшим другом на следующие 7 лет. Из-за того, что у женщины не было близких друзей, она даже попросила священника разрешения ходить в церковь вместе с Томми. После смерти своей хозяйки собака сразу бежит в церковь, как только слышит колокола, извещающие о начале служения. По словам свидетелей, пес и до сих пор ждет, что Мария вернется из церкви вместе с ним. "Он все еще приходит на мессу даже после похорон Марии. Он терпеливо ждет рядом с алтарем и просто тихо там сидит. Никто из прихожан никогда не жаловался на присутствие Томми" - рассказал священник Донато Панна.

Шанді: «Боги не засчитывают время жизни, проведенное на прогулке с собакой». (Народная мудрость) Это случилось в 70-х годах. Киевлянка Вера Арсеньевна Котляревская, активистка Киевского общества защиты животных, преподаватель биологии Киевского пединститута, приехала в Москву по служебным делам. В аэропорту Внуково, среди лётной суеты её внимание привлекла овчарка, которая лежала в позе ожидания. Как выяснилось, собака уже 2 года ждала своего хозяина, который оставил её в аэропорту. Всё это время овчарку опекали работники аэропорта, но никого из людей она и близко не подпускала. Когда прибывал самолёт, овчарка становилась крайне возбуждённой, каждая клетка её тела наполнялась нетерпеливым ожиданием. Хозяин не возвращался. Он предал собаку. За неё переживали, про неё писали в прессе, но помочь собачьему горю никто не мог. Со стороны местных властей было принято решение пристрелить её. Вера Арсеньевна прибыла на место действия в нужное время, она сразу поняла, что сможет повлиять на ход событий. Прошла неделя, прежде чем собака (в дальнейшем по кличке Пальма) поверила женщине и позволила надеть на себя ошейник. Далее был полёт до Киева, где собаку Пальму ждал гостеприимный дом Веры Арсеньевна.

Misha: Сладкая парочка Как радостно жить, несмотря ни на что! С собачкой гулять надеваю пальто. И – с лаем во двор. Поводок, как струна. По парку кружа, с нами ходит весна. Там светел аллеи платок кружевной! Там солнца сияющий лик надо мной! Там пахнет арбузами тающий снег! Там смел на проталине нежный побег! Морозом последним, зима, не грози. Пусть ноги промокли и лапы в грязи, – Мы по уши в запах весны влюблены. Мы им пропитались, им в стельку пьяны. И валимся с лап мы, и валимся с ног, Как сладкая парочка – я и щенок: Счастливая дура, пушистый комок. В квартиру подняться нам кто бы помог! Ольга Альтовская



полная версия страницы